Категория: Без рубрики

Очень малая энциклопедия паразитов

15.01.2019

(56)

Паразит. Это заимствование из французского (parasite) через латынь (parasitus) восходит к греческому parasitos, буквально означающему
«тунеядец, нахлебник».

Энциклопедия — это слишком сильно сказано. Не столько у меня знаний об этом по сравнению с некоторыми знакомыми страдальцами. Но и те паразиты, которые попадались мне, вполне достойны попадания в энциклопедию, хоть и в малую.Впервые с этим явлением я столкнулся в детском саду. Летом нас вывезли на Черное море и поселили в здании старой школы в Абхазии. Я был пятилетним человеком, которого впервые на целый месяц отправили далеко от родителей, и мне было очень страшно. Море, конечно, радовало, но даже оно не могло затмить постоянно ощущаемого горя.
Когда мы только приехали в эту школу, нас выстроили на спортивной площадке, и воспитательница сказала: а некоторые родители уже прислали письма. Она начала доставать из стопки конверты, вскрывать их и читать вслух. Счастливые получатели радовались, остальные стояли молча и с надеждой ждали, что следующий конверт будет от их родителей. Я в тот день не получил письма и заплакал. Мои родители не сообразили вложить письма воспитателю вместе с моими вещами.
Однажды, когда лагерная смена уже подходила к концу, и я жил в предвкушении возвращения, мы были на море. Я с другими мальчишками играл на пляже камушками, мы строили башни, кто выше. Сидевший рядом мальчик воскликнул: «О! Гляньте, что я нашел!». Он держал в руках оловянного солдатика. Солдатик был старый, весь затертый, таких у каждого было полно дома. Интереса он ни у кого не вызвал, да и счастливчику он быстро надоел. Я попросил его дать поиграть, и он равнодушно протянул мне солдатика.
Я начал организовывать солдатику боевые действия: строил окопы, стрелял в него камушками, взрывал большими камнями. В самый разгар боев воспитатели позвали нас купаться. Это редкое удовольствие пропускать нельзя, и я рванул к воде со всеми.
К слову сказать, удовольствие было сомнительным. Во-первых, купаться нам позволяли совсем недолго. Во-вторых, пускали неглубоко, только по грудь. В- третьих, воспитатели твердо контролировали наши действия: не нырять, не брызгаться, не орать. Конечно, мы ныряли, брызгались и орали, но почти каждое купание заканчивалось не потому, что мы накупались, а потому, что мы «плохо себя вели» или «можем заболеть». Нас выводили, обычно обещая, что больше в воду не пустят.
И вот, после купания, тот мальчик подошел ко мне и спросил, где его солдатик. Я растерянно огляделся по сторонам — совсем забыл про него. «Ищи», — приказал мне мальчик, и я послушно отправился на поиски. Безрезультатно проковырявшись в камнях до обеда, я с горечью признал, что солдатик утерян. «Ну ладно», — равнодушно ответил мальчик и мы строем побрели в столовую.

***

Развлечений было маловато, мы придумывали их сами. Самым легкодоступным было играть в спички. В то время зажигалок не было, все пользовались спичками. Использованные спички выбрасывались под ноги, и на земле их всегда валялось множество. Суть игры была в следующем: находишь не сгоревшую спичку и держишь ее, зажав за разные концы между большим и указательным пальцами. Твой соперник также держит свою спичку. Вы упираете спички серединами и давите одну на другую, пока одна из них не сломается. Владелец уцелевшей спички — победитель. Сломанная спичка с позором выбрасывается.
Игра была очень популярна, в ней участвовали даже девчонки. Помню, как молодая воспитательница с азартом играла с нами и при этом мухлевала. Она зажимала свою спичку ровно и очень сильно, побеждая почти всегда. Когда мы пытались разведать ее секрет, она туманно рассказывала про техническое образование и сопротивление материалов. Она вывела целую теорию про жизненный цикл спички, обосновывая, что не может существовать «королева- спичка», которая будет всегда побеждать. Но, мы все равно надеялись и проводили часы в поисках королевы.
Однажды мне попалась очень прочная спичка. Она была твердая, древесина темнее обычной. Возможно для ее изготовления попался прочный сучок. Эта спичка уже выиграла больше десятка дуэлей. Слух о ней быстро распространился среди нашей группы.
Ко мне подошел тот самый мальчик и протянул руку:
-Отдай ее!
-Нет! — я спрятал спичку за спину
-Тогда отдавай солдатика!

***

Сейчас я не могу объяснить, почему послушно отдал ему спичку, а потом несколько месяцев был его безропотным рабом. Не знаю, какие механизмы разума заставляли выполнять его распоряжения, хотя за отказ мне ничего не грозило. Он не угрожал, что расскажет всем про то, что я потерял его солдатика, или что он побьет меня. Он просто отдавал распоряжения, а я покорно выполнял их.
Этот период жизни я был настолько несчастен, насколько может быть несчастен пятилетний человек, потерявший свободу. Я искал решение, пытался откупиться от него. Как-то я принес из дома, украв, двух новых солдатиков, но он отказался — это были не те солдатики. Родители видели мое состояние, но не могли понять моих спутанных объяснений и не могли помочь. Однажды я разрыдался, придя в садик, когда узнал, что мальчик не заболел и тоже сегодня придет.
Свобода вернулась также внезапно, как была потеряна. Я играл в песочнице и построил прекрасный замок. На строительство я потратил около часа. В нем были даже подземные ходы и полые башни. Мальчик подошел ко мне, внимательно рассмотрел мой замок и предложил: «Давай повзрываем его камнями!». И тут я вновь обрел свободу.
В моей голове созрело простое и точное решение. Если он сейчас тронет мой замок, или скажет «отдавай солдатика», я вцеплюсь ему в лицо, свалю в песочницу и буду пихать в рот песок, наслаждаясь его воплями. И теперь уже точно никогда не позволю ему помыкать мною. Я выпрямился и сказал: «Нет!»
К сожалению, драмы не произошло. Мальчик своевременно понял расклад и ретировался. Оставшееся время, которое мы вместе проводили в этой детсадовской группе, он заискивал передо мною, то ли боясь, то ли пытаясь загладить вину.
Не знаю, как сложилась жизнь того мальчика, вполне возможно, что это был первый и последний опыт паразитизма в его жизни. А может быть ему понравилось, и он пополнил собою армию людей, которые не способны производить ценности самостоятельно и быть полезными. Такие для выживания ищут более сильного человека и присасываются к нему мертвой хваткой, питаясь его энергией, идеями, деньгами, и ничего не давая взамен.

***

Паразиты — организмы, питающиеся за счет других организмов (хозяев) и вредящие им.

Пожарники не только для того, чтобы тушить пожары. От них еще требуется принимать меры по предотвращению. Не знаю, какие существуют способы предотвращения пожаров, я успел познакомиться лично только с одним.
Директором моей компании «ПластФактор» в то время был Саша Маслов. Он бывший военный офицер, человек крайне порядочный и принципиальный. Однажды, когда я просил его принимать деньги от заказчиков, он спросил, каким документом подтверждать полученные суммы. Это были времена становления капитализма в России, бизнес был диким, программы 1С не существовало. Я удивился вопросу и сказал: «Да никаким, я тебе доверяю». Саша просто ответил: «Спасибо! Для меня это вопрос чести». То, что для него понятие честь это не просто слово из художественной литературы, не вызывало сомнений и не вызывает по сию пору.
Так вот, однажды, придя на работу, я не нашел Сашу на предприятии. Встревоженные сотрудники сообщили: к нам приходили пожарные, обещали закрыть предприятие. Саша поехал к ним разбираться.
Вернулся он вскоре в состоянии нервно-возбужденном, было видно, что ему хочется что-нибудь сломать или кому-нибудь набить морду. Рассказал он следующую историю.
На предприятие пришел капитан пожарной охраны с каким-то штатским. Они бегло обошли цеха и сообщили Саше, что предприятие будет закрываться за несоблюдение норм пожарной безопасности. На вопрос, каких именно норм? — капитан рассмеялся и сказал: «Да каких угодно! У вас ворота грузовые в цех окрашены огнестойкой краской? Есть на нее сертификат? Ну вот вам и нормы. Завтра все двери предприятия будут опечатаны до завершения разбирательства». Перед уходом капитан предложил Саше подъехать к ним в отдел и на месте решить вопрос с начальником районного отдела пожарной охраны.
Начальник райотдела оказался начальницей. Что произошло там, я так толком и не понял, потому что Саша не мог изъясняться не то что последовательно, а даже попросту внятно. Все, что мне удавалось понять состояло из слов «сука», «тварь», ох…евшая», «мразь» и т.д. На него это было вообще не похоже. Высказавши в его адрес что-то вроде «ну, вот, не смог уладить, а мне теперь за тобой расхлёбывать», я поехал в отдел пожарной охраны.
В отделе меня встретил тот самый капитан. Он участливо поинтересовался, что это мой директор такой нервный? Также сообщил, что начальница теперь не в духе и моя задача усложняется. Я обреченно вздохнул и постучал к ней в дверь.
За столом была женщина в откровенно непристойной позе. Она сидела в рабочем кресле, прижавшись верхом живота к столешнице так, что ее грудь весьма большого размера лежала на столе. Верхние две пуговицы ее блузки были расстегнуты. Над грудью возвышалась голова, из которой меня сверлил цинично оценивая похотливый и наглый взгляд владычицы жизни. Подавив рефлекторный позыв отвращения, я вежливо поздоровался.
-Чё за мудака ты ко мне прислал? — раздался голос из головы. — Где ты таких дегенератов набрал? Если он меня трахнуть хочет, пусть так и скажет! А он хлебло таращит и молчит! Хули он на меня смотрит, как корова, и молчит? — жаловалась на Сашу голова владычицы. — Он что, падла, не понимает, что я вас закрою нах и все! У меня таких умных в районе до хера было! Вздумал на меня бычиться, чмо!
То, что Сашу она шокировала, было понятно, но я был уверен, что это не про меня. Уж я то тертый калач, со мной такой номер не пройдет! Но к встрече с таким чудовищем и я не был готов. Я судорожно размышлял, выбирая стратегию поведения. Самым заманчивым казалось развернуться и в ужасе убежать.
Я начал жалобно лепетать, что Саша — бывший военный, человек прямой, не умеет разговаривать с серьезными людьми. Обещал поговорить с ним и объяснить, что к чему. Видя мое трусливое задабривание владычица начала поучать жизни, и делать мне комплименты, от которых мне становилось еще страшнее. Комплименты были безобидными: «ты, я вижу, мужик нормальный», но даже от них струился холодок по спине. Я панически искал способ, как бы ввернуть в разговор идею, что я женат и люблю свою жену, или что я импотент после страшной аварии.
Спасение пришло нежданно. Кабинет владычицы располагался на втором этаже здания пожарной охраны, под ним был гараж пожарной техники. На улице была летняя жара, окна кабинета распахнуты. И внезапно за окнами повалил густой и вонючий дым, который попадал в кабинет и делал пребывание в нем невыносимым. Однако, владычица даже не повела бровью, казалось, что для нее это обыденное дело.
Я удивленно подошел к окну и выглянул: там стояла мусоровозка, из недр которой и шел смердевший дым. Двое пожарных лениво размотали шланг и начали лить воду прямо в мусоровозку. Вонючая вода вытекала из кузова и лилась по улице, снижая стоимость недвижимости в квартале. Водитель мусоровозки, скучая, курил в сторонке.
Я вопросительно посмотрел на владычицу. «Каждый день такая хрень! От жары мусор самовозгорается и они сюда едут тушиться. А что им еще делать? По несколько раз в день», — пояснила начальница пожарной охраны. Похоже, что это событие вернуло ее от романтичного настроения к рабочему.
-Ладно, — сказала она. — Иди, оставь капитану пятнадцать тысяч и езжай работай. Можешь не ссать больше. А этому своему военному передай, что ему лечиться надо. Дальше с нами сам будешь общаться, не поручай никому. А то я в следующий раз его размажу нах!
Я с облечением ретировался из кабинета. Там меня дожидался капитан. Он меня проинструктировал, чтобы я зашел в соседний пустующий кабинет, и положил деньги в верхний ящик стола. Сказав это, капитан сделал вид, что он углубился в работу и утратил ко мне всякий интерес. Я выполнил его распоряжение. Со стороны это выглядело, как будто я подбросил деньги ничего не подозревающим честным пожарным.
Когда я ехал на работу из пожарной охраны, было чувство гадливости не только от общения с этими мерзавцами, но и от собственной трусости. От того, что я позволил так со мною обойтись. От того, что я много тружусь и честно зарабатываю, а позволяю со мной обходиться, как будто я преступник.
Вонью от этого дыма пропиталась не только моя одежда, она проникла гораздо глубже в меня. Я начал чувствовать себя не таким, как был до этого визита — чуть более грязным, плохим и нечестным.

***

Паразитический гриб Ophiocordyceps unilateralis

развивается в муравьях-древоточцах, проживающих

в Южной Каролине (США). У заражённых муравьёв

меняется поведение, и в итоге они умирают,

накрепко вцепившись челюстями в ветви, что

способствует распространению спор паразита.
Википедия

Я выезжал на мотоцикле с переулка от своего дома и поворачивал на главную дорогу. Краем глаза увидел, как ко мне бежал человек, размахивая руками. Я повернулся в его сторону, это был парень моего возраста. Он бежал ко мне и махал рукой, чтобы я его подождал. Обычно так делают своему знакомому, но того парня я не знал. Я остановился и дождался его. Подбежав, он запрыгнул на сидение за мною и попросил: подкинь до конца Портовой.
Это было довольно необычно даже для вольных 90-х, когда это происходило. Я отпустил сцепление и мы поехали. Высадив его, я поехал дальше, он успел благодарно хлопнуть меня по спине и крикнул: «Спасибо, земляк»! Странно, — подумал я — почему не знаю его? Наверняка он местный. Этот парень мне понравился: простой и открытый.

***

Пару лет спустя я находился на работе в своем офисе, когда ко мне зашел наш продавец и сказал, что у нас на складе милиция и они требуют хозяина.
-Что случилось? — спросил я.
-Сделали контрольную закупку, мы им чек не выписали.
Я чертыхнулся и пошел разбираться с проблемой. Должен сказать, что я не знал ни одного предприятия, схожего с моим по объемам продаж, на котором бы выписывали чеки. В те годы это была обычная практика.
На складе меня уже дожидались трое. Двое из них были «покупатели», третий их начальником. В начальнике я узнал того парня, которого подвозил когда-то на мотоцикле. Он меня не узнал — я, как приличный, ездил в шлеме.
Парень отправил своих коллег погулять и предложил мне переговорить.
-Ну ты, короче, сам понимаешь. Чек не выписали — сами виноваты. Чей это косяк, твой, или продавец просто забыл? — с дружеской заботой в голосе спросил парень.
-Давай считать, что продавец забыл.
Давай, — согласился он. — Только все равно нам теперь придется протокол оформить. И мы еще у него тетрадку изъяли. Там записи о продажах, имена клиентов и суммы, это называется записями бухгалтерского характера. Мы эту тетрадку изымаем и забираем в райотдел. Там внимательно изучим, посчитаем хорошенечко, а завтра приедем со следственной группой. Склад пока опечатываем, чтобы ты не вывез ничего из продукции. Так что давай, до завтра!
-Погоди, погоди. Ты что такой суровый? Давай на месте порешаем, без группы, — испуганно предложил я.
Парень в ответ весело рассмеялся:
-Конечно порешаем, не ссы!
Он спокойно назвал сумму, которой можно порешать, и я, сходив к кассиру, принес деньги.
-Понимаешь, — засовывая деньги в карман, спокойно объяснял он, — начальство задачи ставит, приходится ездить и собирать. А что делать? Задачи же выполнять нужно. Ну, мы иногда заезжать будем, не возражаешь? Сам понимаешь: работа.

***

Он периодически заезжал и я давал ему денег. Это происходило нечасто и суммы были небольшими. Для меня это было не столь разорительно, сколь унизительно. Чтобы подсластить пилюлю, он со мною дружески болтал и обещал в случае чего помочь, пытаясь показать, что это не вымогательство, а дружеская помощь в обмен на готовность оказать поддержку. К тому же он всегда ссылался на какое-то начальство, которое требовало от него собирать деньги.
Я начал искать способ, как от него избавиться. Оказалось, что мой старый друг знал его руководителя — начальника отдела, отвечающего за контроль розничной торговли. Друг мне пообещал, что если потребуется, сможет с тем переговорить и уладить проблему. Вооруженный его поддержкой, я ожидал следующей встречи.
Следующая встреча состоялась вскоре возле моего дома. Парень позвонил мне на сотовый и сказал, что ему нужно со мною срочно встретиться. Он приехал на машине и предложил сесть на пассажирское сидение и переговорить. Как обычно он рассказал о плохом начальстве и срочных задачах.
-Слушай, у нас с тобой отношения какие-то односторонние: только от меня к тебе, — сказал я. — Пора их прекращать. Я переговорил с другом, который сказал, что может решить любой вопрос с твоим шефом. Так что, извини, ищи других помощников.
-Да ты что, Игорь? — вдруг испуганно залепетал он. — Зачем с шефом моим говорили, мы же с тобою по-товарищески общались просто. Я же ничего такого не сделал. Что ты ему сказал?
-Ничего пока не сказал, — ответил я, выбираясь из его машины.

***

Этого парня я после не видел около трех лет. Но однажды он вновь, как ни в чем не бывало, приехал ко мне на завод. Хорошо одетый и какой-то заматеревший. Он сказал, что ему нужны напольные покрытия производства моего завода себе в новый дом. Он их купит за наличные, мне не стоит беспокоиться.
Ага, купит за наличные! Уже покупал как-то, спасибо.
Между делом поведал, что теперь он начальник того отдела, в котором работал. Показал мне план дома, который строит. Это был шикарный дворец. Когда я вышел его проводить, увидел, что он приехал на джипе Acura, таких в то время в Ростове я еще не видел. Между прочим показал свои швейцарские наручные часы, которые «по дешевке случайно приобрел». Предложил мне купить их за десять килобаксов, хотя такие все тридцать стоят. Пожал мне руку и уехал.
Ни хрена себе?! Acura? Hamilton за десятку зелени? Новый дом из двух частей с бассейном посредине? Вот это успех! А я тут вкалываю со своим заводом, менеджмент изучаю, полезные вещи, вроде бы делаю. Но я просто нищеброд перед этим холеным воплощением успеха.
Недавно в газете видел заметку, где этот бывший парень, теперь уже подполковник полиции отвечал на вопросы корреспондентов и рассказывал, как он и его подразделение борются с нарушениями таких, как я, в сфере розничной торговли. Судя по всему, в этой борьбе он победитель.

***

  В отличие от свободноживущих организмов, которые

сами взаимодействуют с окружающей средой,

паразиты « переложили» заботу о регуляции

отношений с окружающей средой на хозяина.

Отсутствие у паразитов непосредственного контакта

с факторами внешней среды привело также и к

упрощению строения их нервной системы и редукции

органов чувств. Исчезла и необходимость выработки

приспособлений для активной и пассивной защиты от врагов.
Википедия

Однажды наш завод ограбили. Ограбление произошло ночью. Злоумышленники подлезли под ворота, взломали входные двери, дверь в офис и, затем, дверь в кассу. Там раскурочили сейф, денег в котором не было. Не солоно хлебавши похитители ушли. Заводская охрана, представлявшая собой бабку, сотрудницу ЧОПа, обнаружила следы взлома и позвонила директору. Директор позвонил мне и брату, и мы примчались на предприятие около трех часов ночи. К тому моменту директор вызвал и милицию.
Почему охранница не видела проникновения — отдельный вопрос. Ворота и входные двери просматривались с ее каморки. У нее на столе стоял монитор, который транслировал изображения с видеокамер. Одна из камер была направлена была направлена прямо на входные двери и показывала все происходившее. Скорее всего, охранница просто спала.
Этой ночью выпал первый снег, следы на нем были великолепно отпечатаны. Мой брат побежал побежал по следу преступников, который привел его к скамейке возле подъезда, на которой преступники передохнули и покурили, а затем зашли в подъезд четырехэтажного дома.
Мы просмотрели видеозаписи с камер наблюдения. Один из грабителей стоял прямо под камерой. Отлично запечатлелось его лицо. Он дважды звонил по сотовому телефону с интервалом в одну минуту. Время звонков зафиксировалось на видеозаписи.
В общем, мы злорадно торжествовали, дожидаясь милицию: отдадим им грабителей на блюдечке с голубой каемочкой.

***

Однако, приехавшие милиционеры наш энтузиазм не разделяли. Это были толстые, ленивые мужики за пятьдесят лет. Форма на них была грязная и мятая, на пару размеров больше. Зато тепло. Идти по следу на снегу они категорически отказались — для этого нужна бригада с кинологом, а кинолога сейчас нет. Зачем в таких условиях кинолог тоже не пояснили, просто лениво отмахнулись.
Опросили перепуганную охранницу и директора, записали что-то в свои протоколы и уехали. Перед отъездом сказали завтра явиться со всеми нашими документами, объяснительными, заявлениями в райотдел и дать показания дознавателю. Сейф нужно оставить, теперь он является уликой. На нем есть отпечатки пальцев, которые завтра кто-то приедет снимать. На этом откланялись.
К слову сказать, охранница была напугана не происшествием, а возможностью увольнения за халатность. Поэтому ее версии произошедшего менялись, и драматизм в каждой из них рос.

***

Мой брат был полон намерения покарать негодяев. Поэтому он делал все возможное, чтобы розыскная задача милиции была простой и веселой. Он сделал видеозапись произошедшего, записал на оптический диск и передал дознавателю. Несколько раз ездил и давал показания. Несколько раз звонил, спрашивал как дела. Но со временем и его энтузиазм стал угасать.
Однажды какой-то эксперт приехал снять отпечатки пальцев с сейфа и сделал несколько фотографий. Это было всё, что произошло в направлении розыска.

***

Через полгода, летом, брат попросил меня заехать в райотдел и дать показания. Меня пригласили потому, что на тот момент я стал директором завода, и я приехал в указанное время. Дознавателем была молодая женщина, которая предложила мне сесть и начала перекладывать стопки документов на своем столе, пытаясь привести полный хаос в рабочее состояние. Освободив место для ноутбука, она начала опрашивать меня и вести протокол, двумя пальцами печатая ответы.
Паузы между вопросами были большими, чтобы не скучать я начал осматриваться. В кабинете за столами сидели еще три женщины. Одна из них читала какую-то книгу, надеюсь руководство для следователя. Две других разговаривали. Суть их разговора была в следующем: первой нужно было идти в суд, чтобы что-то туда передать, но одной идти ей было скучно. Она уговаривала вторую пойти с ней, но та отказывалась, ссылаясь на то, что ей туда завтра придется идти, а сегодня не хочется — жарко. В общем, рабочая обстановка.
Когда допрос подходил к концу, я спросил дознавателя, смотрела ли она видеозаписи? Здесь она немного оживилась и начала искать диск.
-Да, все время забываю позвонить и спросить. Мы не смогли открыть эти файлы. Всем отделом пробовали, не открываются. Как их просмотреть? Какая программа нужна?
Я не знал ответа, записи делал брат. Я позвонил ему и спросил:
-Братан, тут девушка спрашивает, какой программой видеозаписи открыть?Она их прочитать не может.
-Вот твари тупые, — прозвучал ответ. — Я ей сто раз уже говорил. На диске файл для просмотра. Его запустить и он в автомате начнет проигрывать. Я ей это даже на диске написал, сам посмотри.
Я взял в руки диск, на конверте которого было подробно написано, как просмотреть видео. Я показал ей эту надпись. Она прочитала и воскликнула: А, точно! Я забыла просто.
-Попробуйте прямо сейчас, получится или нет, — предложил я.
Она вставила диск в ноутбук и через минуту видео запустилось. «О, отлично!Работает! Потом посмотрю».
На этом мой допрос был закончен.

***

То, что никто не найдет взломщиков, было понятно. Понятно было, что никто их и не пытался найти. Понятно, что огромная машина с тысячами бесполезных, ленивых и несчастных людей в погонах существовала на мои налоги. Их это устраивало. И почему-то, у меня была уверенность, что если я откажусь платить налоги на обеспечение из сытого безделья, от их равнодушия не останется и следа. Меня уничтожат их руками энергично и с энтузиазмом.

***

Поскольку условия проживания паразитов

постоянные и оптимальные, у них нет необходимости

 вырабатывать сложные механизмы адаптации. Это приводит к экономии расхода энергии на процессы, не связанные с поддержанием жизнедеятельности.
Википедия.

Когда мне пришла идея производить напольные покрытия из ПВХ, сцепляющиеся между собой, как пазлы, мы сделали пробные образцы и я показал их знакомым с вопросом, купили бы они подобное покрытие? Подавляющее большинство говорило, что нет, ни при каких обстоятельствах. Это дурацкая идея потому, что они втрое дороже, чем керамогранит.
Честно говоря, это не мое изобретение, я подглядел эти покрытия у американцев, нашел в интернете. Мне идея очень понравилась, и я пытался повторить. У американцев такой же разрыв в цене между керамогранитом и модульным покрытием из ПВХ, они как-то продают. Значит и у меня получится.
Получалось не легко и гладко. Пришлось решить кучу технологических проблем, пока добились приемлемого качества. Поменяли множество поставщиков сырья, включая европейских. Наделали кучу ошибок и набили массу шишек. Но самым сложным было продвинуть покрытие на рынок.
Никто не слышал про подобное покрытие, не хотели рисковать и покупать. Первые партии раздавали или бесплатно, или без прибыли, лишь бы они появились на объектах и появился опыт эксплуатации. Пробовали самую разную рекламу, самые разные каналы и способы продаж. На эти эксперименты ушло около трех лет, затем бизнес начал приносить прибыль и потихоньку развиваться.

***

Настало время появиться конкурентам. Теперь, когда продукт понятен рынку, технология отлажена, почва для них благодатная. Конкуренты заставляют развиваться и становиться лучше, за это я им благодарен, мы охотно ввязываемся в соревнование. Однако не всех я считаю конкурентами.
Одна из компаний была создана моими бывшими сотрудниками. Коварно, конечно. Работали в «ПластФакторе» и, получая у меня зарплату, уже учредили новую компанию. Ну, я сам виноват, если допустил такое безобразие, для меня это был хороший опыт. Впредь буду умнее.
Так вот, один из продуктов был запатентован мною. Они грубо, с нарушением патента, скопировали его и выставили на своем сайте. Причем фотографии выставили не своего продукта, а именно нашего. На вопрос, зачем же вы так некрасиво поступаете, ответили что-то вроде: «Анампох, идитенах».
Ну ладно, нах так нах. Юрист компании получила распоряжение разобраться с ситуацией. После письма с официальным требованием устранить нарушение, написала заявление в ГУ МВД ОБЭП. У юриста была выданная мною доверенность на представление моих интересов, поэтому я рассчитывал, что моего участия не потребуется. К сожалению, потребовалось.

В полиции захотели разговаривать исключительно с владельцем компании. Юрист попыталась спасти мои время и нервы, но следственные органы проявили твердость. Ладно, я явился для дачи показаний точно в назначенное время. И зря, как выяснилось. В здание управления меня не пустили, просили подождать на улице. Полчаса я провел, расхаживая взад и вперед вдоль здания, иногда перезванивая оперуполномоченному. Тот отвечал: сейчас, одну минутку, уже бегу и т.п. Появился он только, когда мое терпение начало иссякать, и в голосе появились настойчиво- истеричные нотки.
Вышел меня встретить человек в звании капитана. Сухо кивнув головой, попросил следовать за ним. Мы прошли в здание, поднялись на второй этаж, подошли к кабинету с табличкой « заместитель начальника отдела подполковник …», и капитан попросил меня подождать, а сам зашел в другой кабинет. Я прислонился к стене и остался ждать, потихоньку закипая.

***

Для тех, кому ни разу не приходилось ждать в коридорах полицейских отделений, я хочу сообщить, что это особые ощущения. Я бывал там в самых разных статусах: и задержанным, и подследственным, и вызванным на допрос свидетелем, и просящим помощи гражданином, и даже оказывал помощь полиции в следственных мероприятиях. Но в любом статусе там невозможно не почувствовать унижения. Вежливая улыбка? Нет, не слышал.. Доброжелательность? Только один раз в жизни. Желание помочь? Бесплатно? С какой стати?.
Ты владелец компании, которая платит налогов больше, чем зарплата всего этого отдела, у тебя работает людей больше, чем в этом отделе, от тебя пользы для общества в тысячу раз больше, чем от этого отдела, но ты покорно стоишь в коридоре и ждешь его. Кого его? Сейчас объясню.
Ты стоишь в коридоре, проходящие мимо сотрудники поглядывают на тебя, пытаясь определить чей ты. В смысле, кто будет от тебя получать пользу. То, что я для пользы — очевидно. Прилично одетый предприниматель в ОБЭП может быть только для пользы, или выгоды. Пришел ты с просьбой, или тебя привели на допрос — матерый сотрудник полиции ищет, что с тебя можно поиметь. Это молодые и глупые молокососы видят в тебе преступника, или жертву, или гражданина. Матерые полицейские видят в тебе добычу, если ты не из их среды, не из силовиков.
Однажды я присутствовал в кабинете, в котором проводили допрос только что пойманного жулика. Его, естественно, били, ничуть не смущаясь постороннего, то есть меня. Для полицейских это было развлечение, на допрос они с удовольствием стекались из соседних кабинетов. Я сидел на столе в углу кабинета. Внезапно дверь распахнулась, ворвался очередной любитель допрашивать. Он бегло осмотрел кабинет в поисках жулика. Мое лицо оказалось для него первым незнакомым, его встроенная система идентификации «свой-чужой» сработала, и замахнувшись кулаком, он помчался на меня. По взгляду я понял, что в качестве мишени он выбрал мою переносицу. Я инстинктивно откинулся назад и приготовился отбиваться. К счастью, его вовремя одернули за плечо и указали верную мишень. Ни на секунду не смутившись, он просто подлетел к жулику и со всей силы ударил его в лицо. После этого удовлетворенно покинул кабинет. Это была зарисовка к вопросу о человечности.
То, что я пишу сейчас про полицию — очень большие обобщения. Конечно, есть и другие сотрудники полиции, которые там работают, чтобы обеспечивать безопасность честных людей. Я даже встречал таких несколько раз в жизни, а один из них мой друг. Но мой опыт общения с полицией именно таков, и я пишу то, что наблюдал своими глазами. Это мои личные ощущения. Возможно есть люди, которые в коридорах полиции чувствуют себя в безопасности. Я им завидую.

***

Итак, прождать у стеночки мне пришлось не более десяти минут. И появился он — тот, для беседы с кем меня пригласили. Тот, кто не будет говорить с юристом, потому что вопросы у него не юридические. Тот, кому загоняют добычу молодые, чтобы он нанес первый удар и выпил первой крови.
Это был мужчина лет пятидесяти, в штатском, с запахом дорогого одеколона.
-Что вы человека в коридоре держите, как бедного родственника? — громко вопросил он. — Не могли стул дать, балбесы?
Впрочем, кроме меня эту фразу никто не слышал, на меня она и была рассчитана.
-Заходи, присаживайся. — по хозяйски на «ты» пригласил он меня в свой кабинет.
Мы прошли, и я сел на стул, напротив его рабочего стола.
-Как дела? Рассказывай! На что жалуешься? — предложил он.
Я начал скучно рассказывать про свою проблему с недобросовестной конкуренцией. Он сделал вид, что ему интересно, не перебивая прослушал меня около тридцати секунд.
-Ладно, мы этих жуликов накажем, не переживай, — прервал он меня. — А что ты вообще делаешь?
Я понял, что это был главный вопрос, для которого меня пригласили.
-Промышленные напольные покрытия.
-Это что? Типа ламината? Они вообще приличные?
-Это плиты из ПВХ с замками для сцепления между собой. Очень прочные. Их используют в производственных помещениях.
-В производственных помещениях? — разочаровано переспросил он. — А что- нибудь нормальное ты делаешь?
Под нормальным он имел в виду что-то, что он может у меня взять для себя, или своего отдела. Промышленные покрытия, видите ли, не нормальные. Ему такое не надо.
-У нас очень хорошие покрытия, лучше, чем нормальные . Для некоторых ситуаций незаменимы, — я сделал вид, что обиделся.
Но ему на мой вид было наплевать. Немного подумав, он сказал: «дай мне свой телефон». Я протянул визитку, он покрутил ее в руках и кинул в ящик стола.
-Запиши мой номер, — скомандовал он. — Если буду звонить возьмешь трубку. Возьмешь же?
-Возьму, — ответил я.
-Вот и молодец, — он встал, показывая, что разговор закончен.

***

Дичью я оказался неинтересной. Промышленные напольные покрытия им не нужны. На большее рассчитывать пока рано: я от них ничего не получил, чтобы требовать оплаты, и я ни на чем не попался, чтобы требовать откупа.
Затем тот самый капитан меня допросил, и отпустил восвояси. Проблема с конкурентами решилась: они просто испугались и убрали с сайта наши покрытия сами. Из полиции нам позже пришел какой-то ответ, как обычно формальная отписка. Я набрался «житейской мудрости»: помощи от полиции предпринимателю ждать не стоит. И еще я стал чуть-чуть меньше уважать себя после такого общения. Номер этого подполковника у меня до сих пор записан. А вдруг позвонит?

***

В связи с паразитизмом у паразитов может быть

сильно развита половая система , за счёт

редуцирования пищеварительной и нервной системы.

Максимальная плодовитость повышает возможность

выживания паразитов, развивающихся со сменой

хозяев.
Википедия.

Однажды мы искали юриста себе в компанию для работы в штате. Технология найма отработана и четко прописана. В нее входит составление требований к кандидатам, размещение объявлений, предварительные собеседования по телефону, собеседования в офисе, наведение справок на прежней работе, гостевой и испытательный периоды. Цель системы — не допустить в компанию непродуктивных и неэтичных людей, набирать соответственно продуктивных и этичных. Такой вот противопаразитный иммунитет.
Люди приходят самые разные, иногда очень занятные образцы, хоть выставляй в музее. На вакансию юриста откликнулся молодой человек, с хорошим резюме, в котором, естественно, указано про целеустремленность, ответственность, пунктуальность и так далее. Пригласили на собеседование, побеседовали. Вначале с ним говорила менеджер по найму, Лена, и начал беседовать директор компании, но не успел договорить. Директор попросил его второй раз прийти и они побеседовали вновь.
Лена сразу решила, что он непригоден к работе в компании. Хотя бы потому, что он много внимания посвятил критике своих предыдущих работодателей, рассказывал о том, какие они некомпетентные, и какие ошибки совершали. Раскрою тайну: в большинстве разумных организаций такой кандидат бракуется автоматически. Можно не сомневаться, что вскоре он будет критиковать и вас. Но, следуя нашей технологии найма все же попыталась навести о нем справки на предыдущей работе. Там разговаривать не захотели, что тоже плохой признак — обычно если мнение о человеке осталось хорошее, то отзыв дают, чтобы помочь ему. По крайней мере я ни разу не отказал в отзывах, когда меня просили.
Директору для этого же вывода потребовалось второе собеседование, но и он согласился, что кандидат неприемлем. От такого потом проблем будет в разы больше, чем пользы. Кандидату сообщили об отказе и, согласно свежих законов, призванных сделать предпринимателей во всем виноватыми, направили ему официальный письменный мотивированный отказ.
Довольно быстро после этого мы приняли на работу другого человека.

***

Молодой юрист собеседование скрытно записал на диктофон. Зачем? Хороший вопрос. Мне пришла бы идея прийти на встречу с диктофоном в случае, если бы я боялся, что против меня совершат что-то плохое, и мне потом нужно будет это доказывать. То есть, с диктофоном я бы шел к врагу. А зачем мне у врага работать? Оказывается, он и вправду шел к врагу, готовый сражаться. И сражение произошло. Он подал в суд иск с требованием признать отказ в найме ему незаконным и выплатить компенсацию за моральный ущерб в размере примерно четырехмесячного дохода, если бы он устроился.
-????????, — среагировал я на новость, что на нас подали в суд. — он что, ?????
Мне казалось это настолько странным и необъяснимым, что не поддавалось никакой логике. Если бы мы его взяли, а затем уволили, еще куда ни шло. Но так?! Получается, что можно приходить в любую компанию, проситься на работу, а затем судиться за отказ? Может быть в сумасшедшем западном мире такие случаи бывают, но у нас же есть здравый смысл!
Похоже, что для суда иск был столь же странным, и кандидат его проиграл. Но юрист на этом не успокоился и подал апелляцию, которую тоже проиграл. Мне же этот случай расширил горизонты сознания. Раньше я думал, что так не бывает, теперь, как мудрый старец могу сказать, что в жизни видел всякое.

***

Изумрудная тараканья оса нападает на тараканов и

частично парализует их. Для этого она кусает

таракана, после чего он сохраняет способность

к передвижению, но не может двигаться

самостоятельно. Тогда оса берёт таракана за усики и

ведёт к своей норе. Там она откладывает на его брюшке яйцо и оставляет в норке. Появившиеся и

используют таракана в качестве пищи, а затем окукливаются. Через некоторое время из норки

выходит новое поколение ос.
В 2007 году энтомологи выяснили, как именно осы

заставляют тараканов идти за собой. Оса кусает два

раза — первый раз она добивается уменьшения

сопротивления, а второй раз она делает очень точный

укол в мозг таракана.
Википедия.

Моя компания производит широкую линейку напольных покрытий. Делаем промышленные, грязезащитные, противоскользящие, уличные, дренажные, спортивные покрытия и даже массажные коврики. С последними и приключилась самая последняя и самая мощная паразитическая атака.
Массажные коврики делаем только для одного клиента, он их продает весьма успешно по всей стране. Это небольшие плитки с разной формы выступами, которые покупают в основном для детей, чтобы те по ним топтались. Не знаю, помогают ли бороться с плоскостопием или еще для чего-то, но людям они нравятся. Даже некоторые мои друзья рассказывают, что с удовольствием ходят по ним — это приятно.
Всё что мы можем делать, чтобы они были хорошими мы делаем: используем чистое первичное сырье, разработали процедуру контроля запаха, точно выполняем технические задания заказчика. Для нас это всегда были просто изделия, не самые сложные и высокотехнологичные.

***

Однажды директор моей компании сообщил, что приходили из полиции. Были сотрудник ОБЭПа, Следственного Комитета и Росздравнадзора. Интересовали их именно эти коврики. Сотрудник Росздравнадзора считает, что эти коврики являются медицинскими изделиями. В России все медицинские изделия должны особым образом регистрироваться, получать кучу экспертиз и заключений, попадать в какой-то реестр и только тогда поступать в продажу по льготной ставке налогообложения по НДС. Такая от государства льгота производителям, ну и поле деятельности разным регистрирующим и контролирующим органам. Проверяющие забрали с производства образцы ковриков и упаковки и отбыли.
Медицинские изделия? Наши коврики — это медицинские изделия? Что за чушь?! Однако, директора вскоре вызвали на допрос в Следственный Комитет и сообщили, что эксперты Росздравнадзора считают это всё таки медицинским изделием и мы подозреваемся в незаконном обороте незарегистрированных медицинских изделий в крупном размере. А за это наша Родина гарантирует от пяти до семи лет колонии и чудовищных размеров штрафы.
Директору компании или мне от пяти до семи лет заключения? За что? Что мы такого общественно опасного сделали, за что могут посадить на такой срок? Как позже я выяснил, сама постановка вопроса «за что» неверна. Просто есть статья в Уголовном Кодексе, которую при желании можно натянуть на мой бизнес, и есть обороты компании, которые вызывают интерес у паразитов — есть чем поживиться.

***

Ладно, будем защищаться. Я обратился к знакомым, которые рекомендовали мне хорошего московского адвоката, специализирующегося на таких делах. Он направил мне своего представителя. Тот подключил опытного арбитражного практика, и у нас организовалась группа по поиску выхода из ситуации. Конечно, нужно изучить законы. В законе четко и однозначно дано определение медицинского изделия. Это изделие, предназначенное производителем для лечения, профилактики заболеваний и т.д. То есть производитель решает, является это изделие медицинским, или нет. Он может делать щипцы и предназначить их для перекусывания проводов, а может предназначить их для перекусывания сосудов во время хирургической операции. Во втором случае щипцы надо зарегистрировать, как медицинское изделие, и получить льготу по НДС. Мы не предназначали наши коврики для медицинских целей, поэтому даже предмета для разбирательства нет. Льготой мы не пользовались, и она нам не нужна.
Вроде логично, конечно, следственные органы должны прочесть закон, увидеть это и завершить расследование. Но в инструкции к нашим коврикам используется слово «массажные». По мнению эксперта это говорит о том, что мы предназначили изделие для медицинских целей. Но позвольте, тогда медицинскими являются банные мочалки, на которых тоже написано, что они массажные. Куча спортивных валиков, ковриков и массажёров, которые тоннами продаются в спорттоварах. Туда же идут автомобили, в сидения которых встроен массажёр для поясницы. И даже релаксирующая чесалка для головы, если следовать этой логике — чисто медицинское изделие.
В общем, обвинение казалось полной чушью.

***

Мы провели десятки часов, разрабатывая стратегию защиты. Мы изучили огромный пласт судебной практики. И знаете, к какому выводу мы пришли? Что мы беззащитны. Соблюдение законов в нашей стране не гарантирует безопасность.
Да, можно пойти в суд, но судебная практика говорит, что наши шансы не превышают одного процента. Я, как наивный гражданин, который верит в правосудие, считаю, что судья прочтет закон и прекратит преследование. Менее наивные люди с большим опытом участия в судах утверждают, что судья даже не будет читать закон. Он пригласит эксперта, которым будет сотрудник Росздравнадзора, и вынесет решение на основании его заключения. Заключение эксперта будет не в нашу пользу однозначно, потому что они и являются источником атаки.
Да, можно бороться в суде, неся ежедневные убытки, теряя рынок, сокращая рабочих, оплачивая адвокатов и глотая таблетки. Да, очень хочется доказать свою правоту и наказать паразитов. Но знаете что? Они полностью безнаказанны. Что будет с экспертом, на основании заключения которого моя компания понесет многомиллионные убытки или разорится полностью? Ничего плохого! Максимум пожурят. Будет наказан следователь, если возбужденное им дело развалится в суде? Возможно чуть-чуть, но это несопоставимо с месяцами, проведенными в СИЗО или потерей бизнеса. Знаете, что будет с руководителем компании, выполняющей гособоронзаказ, если он сорвет его выполнение из-за того, что окажется в СИЗО по ложному обвинению? Еще одно уголовное дело. Что будет со следователем? Ничего.

***

Мы остановили производство на время разбирательства. Потеряли большую долю рынка. О нашей компании пошли плохие слухи, которые просочились в СМИ. Мы расторгли договор с предпринимателем, который выполнял для нас производственные услуги, и он закрыл свой ИП и уволил всех рабочих. Мы были вынуждены менять упаковку, буклеты и рекламные материалы, получать новые сертификаты. Пришлось выбросить одних упаковочных коробок на сумму около двух миллионов. Потери, которые мы успели понести за два месяца превысили пять миллионов рублей. Для моей компании это огромная сумма.
И мы решили договариваться.
Возможно, в России есть счастливые предприниматели, не побывавшие в этой шкуре. Я им завидую. Мне приходилось это делать неоднократно. Несколько лет назад я решил, что сделаю всё, чтобы мне больше никогда не пришлось договариваться. Для этого мы упорно работали, чтобы приводить всю деятельность компании в соответствие с законом. Мы платим белую заплату, не пользуемся услугами подозрительных контор для получения наличных, не делаем фиктивных сделок, тщательно ведем налоговый и кадровый учет и делаем многое, многое другое, чтобы быть честным предприятием. Я не знаю, что можно было бы сделать ещё.

***

Что ж, мы нашли способ договориться… В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела написано, что отсутствует состав преступления. Написано, что эти покрытия не являются медицинскими изделиями, поскольку не предназначены производителем для медицинских целей.
Я чувствую себя трусом и слабаком. Мне стыдно смотреть в глаза своим детям, которые считали, что их отец не пойдет на компромисс со своей совестью. Мой сотрудник выразился проще. Он сказал «У меня чувство, как будто я поел говна»!
И я уверен, что паразиты, нажившиеся на этом беззаконном мерзком действии, тоже не чувствуют особой гордости или счастья. Чтобы убедиться в этом, зайдите в любое отделение полиции, или Следственный Комитет, или прокуратору и поищите там людей, у которых радостные и улыбающиеся лица. Там их гораздо меньше, чем на улицах моего города.

***

Когда вы видите, что торговля ведется не по

согласию, а по принуждению, когда для того, чтобы

производить, вы должны получать разрешение от тех

людей, кто ничего не производит, когда деньги

уплывают к дельцам не за товары, а за преимущества, когда вы видите, что люди становятся богаче за взятку или по протекции, а не за работу, и ваши законы защищают не вас от них, а их — от вас, когда коррупция приносит доход, а честность становится самопожертвованием, знайте, что ваше общество обречено…
Айн Рэнд, «Атлант расправил плечи».

Я восхищаюсь людьми, которые производят хороший продукт или предоставляют хорошие услуги и зарабатывают этим деньги. Именно они заставляют Землю вертеться своими талантами, смелостью и упорством. Именно они ставят свою шкуру на кон и сполна пожинают результаты своих ошибок или гениальных решений. То, что делает нашу жизнь удобнее и приятнее, сделано их головами и руками. Это настоящие бизнесмены, те, кто должен быть элитой любого разумного общества, наряду с учеными, людьми искусства и духовными лидерами.
Есть люди, которые иначе понимают слово «бизнес». Среди них те, кто майнит криптовалюту, или торгует на Форексе, или создает финансовые пирамиды, или спекулирует ценными бумагами на бирже. Таких, как они, часто показывают в фильмах, как образцы успешных бизнесменов. Они громят конкурентов и делают миллионы за одну сделку. Но они не настоящие бизнесмены. Они ничего не производят. Нет никого, кому их деятельность приносила бы пользу. Это называется «делать деньги». Из-за таких в обществе зарождается мнение, что бизнесмены не зарабатывают своих денег, а получают их нечестным путем. Так и есть. Такие люди у меня вызывают недоумение и сожаление.
Но есть те, которых я боюсь и искренне презираю. Это убежденные паразиты. Это те, кто живёт за счет других, ничего не предоставляя взамен. Боюсь не потому, что не могу им противостоять. Боюсь как человек, который инстинктивно опасается сумасшедшего — того, от которого не знаешь чего ожидать. Для меня эти люди абсолютно непонятны. Я не понимаю, как можно вымогать взятку, а затем идти домой и покупать на эти деньги сынишке подарок? Как можно богатеть, занимаясь шантажом под прикрытием государственной должности, а затем кичиться этим богатством? Как можно получать откаты, а затем рассказывать по телевизору о патриотизме людям, которых ты грабишь? Как можно безропотно выполнить незаконный приказ своего начальника, в результате которого будет разорен или отобран чей-то бизнес?

На эти вопросы у меня нет точных ответов, только гипотезы. Или эти люди настолько глупы, что не понимают низости своих поступков. Как ребенок, который берет то, что ему понравилось, не спрашивая, есть ли у этой вещи хозяин. Или они придумали себе железобетонные оправдания, которые позволяют не только не стыдиться, но даже гордиться действиями, вызывающими отвращение у нормальных людей. Как урки, придумавшие себе блатную культуру, кодексы, воров в законе и прочее. «Хочешь жить — умей вертеться», «Не подмажешь — не поедешь» — вот их лозунги и мудрости, которыми они делятся со своими наследниками.
Наша страна сейчас больна, заражена паразитами. Чтобы в ней заниматься настоящим бизнесом, нужна особая отвага и страсть к своему делу. Меня после очередного хапужнического наезда силовиков или контролирующих органов каждый раз посещает мысль «Да какого черта я это должен терпеть»? Мною давно просчитан вариант размещения производства в Латвии или в Китае и найдены там партнеры. Это будет спокойнее и безопаснее, чем работать в России. Пусть эти
«хозяева жизни», захватившие страну и сосущие из нее последние соки сдохнут от голода, когда последний бизнесмен покинет ее или попросту не сможет больше производить.
И знаете, что меня удерживает от бегства? Пусть вам покажется высокопарным, но это ответственность за свою Родину. Это моя страна и таких как я! Именно я — настоящий патриот и такие, как я работают для ее процветания. Патриоты не те, кто вводит контрсанкции или стоя произносит тосты за Родину, а мы, кто производит хорошие продукты, делающие жизнь россиян комфортнее и безопаснее. Мы, кто производит хорошие продукты и экспортирует их, чтобы в страну поступала валютная выручка, а не те, кто собирает экспортные пошлины и горделиво отчитывается об увеличении сборов перед Президентом. Именно мы наполняем бюджет страны, те кто зарабатывает деньги и платит налоги, а не те, кто их собирает и повышает.
И я уверен, что в конце концов мы сможем стряхнуть паразитов и вдохнуть полной грудью. Это не произойдет само по себе, но чтобы это случилось скорее я пишу эти слова и публикую их. Чтобы люди видели ситуацию как есть, я доношу свою точку зрения. Чтобы идя на очередные выборы, не думали, что от них ничего не зависит. Я называю паразитов паразитами, а не умеющими хорошо устроиться людьми. Я ищу и объединяюсь с такими же бизнесменами, чтобы наш голос был услышан. И я призываю всех честных людей не соглашаться, чтобы паразиты чувствовали себя хозяевами жизни, и давать им отпор.

***
Постскриптум.

Почти тридцать лет назад, меня задержали на посту ГАИ под городом Сочи, обнаружив в кармане маленький слиток золота. Это золото я добыл из радиодеталей, которые купил на радиорынке в Ростове-на-Дону. Обрадованные гаишники вызвали из Лазаревского райотдела оперативную группу, меня застегнули в наручники и повезли в райотдел. По дороге рассуждали, как будут меня избивать, пока печень не вылезет через рот. Я спросил, за что меня избивать? Они со смехом ответили: чтобы я рассказал им всё, что было и чего не было.
Дежурным по райотделу был пожилой майор. Меня сдали ему на руки, и он оформлял какие-то документы, снимал ремни и шнурки, описывал содержимое карманов. Поинтересовался, за что задержали. Я честно рассказал ему всё.
Не бзди, парень, — сказал мне майор. — Никто тебя здесь пальцем не тронет! Завтра следователь будет допрашивать — посылай всех нах, говори, что купил всё на рынке для личных целей. Совсем охренели, ублюдки! Мало им настоящих

преступников?! Ты же никому ничего плохого не сделал? Не украл, не убил? Ну и сиди спокойно. У тебя здесь обезьяннике есть несколько часов, всё обдумай как следует и не переживай. Всё будет хорошо.

Прошло много лет, я с благодарностью вспоминаю того майора. Именно он не позволил мне сделать глупый вывод, что все менты сволочи. Благодаря ему я в самых тяжелых ситуациях ищу вокруг себя людей доброй воли, готовых бескорыстно помочь. И я нахожу их среди всех возрастов, профессий, национальностей и вероисповеданий. Их подавляющее большинство. Нас с вами — подавляющее большинство.

Добавить комментарий

Вернуться назад

Популярные записи

О моем покорении Китая и не только читайте в личном блоге Заметки бизнесмена

Подписаться на обновления блога