Категория: Бизнес с Китаем

Как я ходил в общественную баню в Китае

17.06.2019

(153)

В 2013 году я поступил мудро — когда у меня оставалась пара свободных дней в Шанхае — нанял себе гида. Это был угрюмый парень из Хабаровска по имени Дима. Он закончил Хабаровский Педагогический Институт, где выучил китайский язык, приехал в Китай на стажировку и прочно осел там, перебиваясь случайными заработками.

К китайцам Дима относился с искренним уважением, они ему платили снисходительностью. Он ухитрялся делать незнакомым прохожим замечания за выброшенный мимо урны окурок (а в Китае все окурки летели мимо урны), протискиваться без билета везде, где это возможно, и считать себя правым всегда. Когда мы ехали в метро он сел прямо на пол вагона и воткнулся в свой телефон. Народу в вагоне прибывало с каждой остановкой, но он упорно делал вид, что вокруг никого нет. Сидящий на полу человек занимает места как пятеро стоящих, и он сформировал вокруг себя зону в форме индейского вигвама: его обступили бедные китайцы по контуру окружности, центром которой был Дима, а их тела склонились под давлением окружающих к ее середине. Им было жутко неудобно, но они терпели такое поведение лаовая (Так китайцы называют иностранцев. Дословный перевод «старый чужак», но здесь нет уничижительного оттенка. Они жену часто называют лаопо — «старуха», при полной любви и гармонии).

Шанхай Дима знал хорошо и любил его. Поэтому наша экскурсия была не только по туристическим достопримечательностям, но и всяким местам, которые неведомы путеводителям. В последний день мой вылет домой приходился на поздний вечер.  Я покинул отель и со своим рюкзаком отправился с Димой на экскурсии по городу. Дима, расспросив мое расписание, составил план: «Отлично! Вечером перед вылетом сходим в общественную баню». Я подумал, что это какая-то плохо переведенная китайская шутка и не придал этим словам никакого значения.

Однако, это была не шутка, и около пяти вечера мы стояли перед зданием общественной бани, которое по своей фундаментальности больше напоминало храм искусства, чем храм гигиены. В нем было три этажа, массивные колонны, барельефы по периметру. Когда мы вошли внутрь, я слегка оторопел от величественности обстановки. Театр, ни дать, ни взять: просторный холл с швейцаром на входе, массивная хрустальная люстра свисала с потолка и широченная мраморная лестница с ковровым покрытием ведет на второй этаж. Ясно, что по такой лестнице ходить нужно во фраках, с дамами под ручку.

Но, с дамами, если таковые были, приходилось расставаться прямо на входе: мужчинам направо, женщинам налево. Мы прошли к двери с табличкой из иероглифов и зашли внутрь. Там нас встречали с тапочками в руках, вместо хлеба-соли. Мы уселись на скамью и переобулись, нашу обувь бережно и с поклонами забрали и куда-то унесли. Также ушла наша одежда и сумки, взамен мы получили бережно свернутые полотенца, простыни и халаты, со всем этим добром прошли в следующую комнату, а из нее уже в чем мать родила вышли в саму баню.

Это было огромное и светлое помещение, посередине которого были четыре бассейна с водой разной температуры. По краям были расставлены огромные мраморные скамьи, из стен выглядывали душевые секции, а рядом со скамьями стеллажи со всякой гигиенической всячиной: шампуни, мыла, гели, пены для бритья, одноразовые бритвы, одноразовые зубные щетки и зубная паста, разные прибамбасы для чистки пяток, ушей, крема, лосьоны и многое, назначение чего я не понимал. По краям были парилки с разной температурой и влажностью. Пока я с изумлением оглядывался, Дима строил коварные планы: «Сейчас мы китайцам покажем, как русские парятся!».

Чем он хотел удивить китайцев я понял позже, когда он залез в бассейн с самой холодной водой и сделал вид, что заснул от удовольствия. Мне он пояснил, что китайцы холодной воды боятся, и в холодном бассейне никогда не плавают. На самом деле вода там была вполне комфортной прохладной температуры, и китайцам было наплевать на то, спит он в ней или мёрзнет.

Мы посидели в парилке несколько заходов, я воспользовался в два круга всеми найденными и верно идентифицированными средствами личной гигиены, пора было уходить. Но оказалось, что на этом завершилась только первая, вводная часть банной процедуры.

***

Мы вытерлись, переоделись в выданные нам костюмы, похожие на пижамы и отправились на второй этаж в зону отдыха. Центром этой зоны был ресторан, примерно на сотню мест. Рядом были чайный бар, бильярдная зона и куча отдельно стоящих диванчиков и столиков. Мы взяли по чашке чая, я упал на диван и принялся потягивать чай, а Дима рядом играл в бильярд, рассказывая мне про местные банные традиции.

Женская часть бани располагалась на третьем этаже, и после купания пары воссоединялись на втором этаже в ресторане. Дима рассказывал, что в выходные дни здесь бывает весьма многолюдно, многие семьи приходят с детьми. Алкоголь почти не употребляют после бани, в основном чаи. На этом же втором этаже было множество массажных комнат и можно было заказать любой вид массажа на выбор.

Когда чай был выпит, а Дима наигрался в бильярд, он предложил: «Ну что, пошли передохнём?»

—В смысле «передохнём»? А что мы сейчас делали?

Оказалось, впереди нас ждала комната отдыха, а лично меня ждал шок, от которого я до сих пор не оправился — хочу туда вернуться. Это было воплощение понятия «отдохнуть». Комната отдыха представляла собой помещение площадью метров двести, в нем было слабое освещение, вся площадь покрыта толстым и мягким ковром, стены в звукопоглощающих панелях. Четыре ряда кресел с электроприводами, положение которых настраивалось джойстиками. Каждое кресло оборудовано подвижной консолью с монитором и клавиатурой, из подлокотников торчат провода с наушниками. На подлокотниках кнопки вызова официантов, которые бесшумно шныряли между креслами с чайниками в руках.

Я устроился поудобнее, включил музыку. Дима вызвал официанта и заказал нам чай… Проснулся я минут через сорок, потянулся и отчетливо осознал: жизнь удалась!

Но самый большой сюрприз меня ждал впереди. Пора было собираться и мы отправились переодеваться. Со второго этажа спускались по той самой мраморной лестнице с ковровой дорожкой, только вместо фраков на нас были пижамы.

Внизу лестницы с краю стояла симпатичная китаянка в черном коротком облегающем платье, ее распущенные волосы были длиною ниже талии. Она стояла по стойке «смирно», и смотрела в сторону, не мигая, как гвардеец на параде. Мы приближались, я с удивлением ее разглядывал. Дима подтолкнул меня локтем и показав глазами на нее шепнул «Смотри, что сейчас будет». Можно было и не говорить: не смотреть было невозможно. Когда мы приблизились к ней, она склонилась перед нами в низком поклоне, сложившись пополам, почти касаясь головою своих колен, и замерла в этой позе. Ее волосы легли перед нею на пол в форме веера. Я, слегка ошалевший, аккуратно обошел ее, чтобы не наступить на волосы, и мы отправились за своей одеждой и вещами.

Я шел, изо всех сил делая вид, который должен был показать наблюдателю: «Подумаешь, сходил в баню, и что тут такого? Я, может быть, у нас дома каждый месяц в такую баню хожу. Подумаешь, китаянка поклон исполнила? У нас в банях банщики тоже вежливые! Подумаешь, кушетки с электроприводом и ресторан? Подумаешь…»

Окончательно добил меня Дима, когда мы уже вышли, и он отправлял меня на поезд до аэропорта. Он сказал, что в комнате отдыха можно находиться до полуночи, а если хочешь остаться дольше, нужно доплатить сумму около 500₽. И можно сидеть до утра. Так вот, во многих городах Китая, где есть такие бани, он ночует не в гостинице, а в бане. Это гораздо комфортнее, интереснее и дешевле.

Утешила меня мысль, которую в детстве внесли в голову родители, учителя и телевизор: «В гостях хорошо, а дома лучше!». Ну, пусть будет так.

Добавить комментарий

Вернуться назад

Популярные записи

О моем покорении Китая и не только читайте в личном блоге Заметки бизнесмена

Подписаться на обновления блога